Диме: почти ответ на вопрос о стабфонде

Напомню, моя позиция - государство у нас не знает, куда вкладывать. Пути не решает такие вопросы в одиночку, несмотря на пропагандистские крики о диктатуре. Он с этой точки зрения не хозяин вовсе. А демократического механизма принятия таких решений не выработано. Поэтому пока приходится ждать, пока количество зашкалит и перейдет в качество.

http://www.izvestia.ru/columnist/article...
СТАБФОНД - ЭТО СИМПТОМ
[ 10:51 14.12.04 ]
Длительный период крайне выгодной внешнеторговой конъюнктуры показывает особый, уникальный путь России. Довольно было пройти по улицам любого сколь-нибудь старого европейского города, чтобы увидеть историю хозяйственного благоприятствования, выразившегося в благоустройстве эпохи "золотого века". Даже брежневское углеводородное процветание 70-х гг. было отмечено не только проеданием сверхдоходов, но и работой в пользу грядущих поколений. Внушительно возросший жилой фонд, дороги и публичные здания - это вполне полезное наследие нефте-брежневских времен, от которого никто вроде бы отказываться не собирается. Между тем если бы в Нидерландских провинциях, Венецианской республике, СССР эпохи развитого социализма у кормила власти стояли люди, подобные А.Л. Кудрину и А.Н. Илларионову - нашим финансовым авторитетам, ведущим страну по особому российскому пути, тогда этим народам и государствам не видать бы ни дорог, ни мостов, ни каналов, ни публичных зданий, ни покровительства наукам, искусствам и ремеслам. Все ушло бы в стабфонд и - через постепенную усушку и утруску - вовсе в никуда. До недавнего времени стабсокровища, несмотря на большую утруску валютных рынков, спокойно лежали на беспроцентных счетах - и ничего, так и надо. Ведь, как объяснил советник президента по экономике А.Н. Илларионов, задача фонда в том, чтобы ни копейки из него не попало в российскую экономику. По илларионовской логике деньги фонда вообще можно обратить в наличные USD и сжечь в печке или утопить в море - главное, чтобы народному хозяйству России ничего не досталось. Ибо иначе будет инфляция, голландская болезнь, а также воровство.

Но если государство не вправе заниматься производством общественных благ на пользу грядущим поколениям даже в случае, когда ему денег некуда девать, очевидно, что ни о каких дорогах, мостах, искусствах и науках тем более не может быть и речи при не столь благоприятной конъюнктуре. Когда на благоустройство России нельзя тратить деньги даже заработанные и полновесные, что же говорить про заемные и напечатанные. А это значит, что обустройства не будет вообще. Советник президента так и советовал украсить здание Минфина сияющей неоновой надписью "Никогда!". Так что когда нынешняя нефтяная конъюнктура хизнет, новых дорог, мостов, дворцов, научных школ etc. у нас как нет, так и не будет, зато останется на память светящийся "Nevermore" им. А.Н. Илларионова.

Вероятно, если бы все сводилось единственно к горячей вере советника в особый российский путь чистейшего либертарианства, ситуация со стабфондом не стала бы всемирным анекдотом про глупых русских, которые ходят вокруг денег и не знают, что с ними делать. Хотя бы потому, что у советника много сверхценных идей и на каждый чих не наздравствуешься. Чтобы сверхценная идея стала материальной силой, носители иных, более обыденных идей должны явить слабость и неспособность, доходящие до полного ничтожества. Когда и за четыре года высоких нефтяных цен экономические инстанции правительства и АП не в состоянии внятно назвать ни точки роста, требующие поддержки, ни узкие места, требующие расшивки, ни даже просто описать социально-экономические реалии в выражениях "Вот здесь хорошо, а здесь плохо", - при такой неспособности естественно, что будут приняты рекомендации по лечению экономики посредством бесконечного кровопускания. Эти рекомендации пусть сто раз шарлатанские, зато громкие и внятные. Когда любые очевидные идеи - вроде того, что еще позавчера надо было построить нормальную автодорогу Москва - Петербург вместо нынешнего исторического памятника хрущевско-брежневской эпохи, - сразу отбраковываются посредством страшного слова "Разворуют!", без малейшей попытки понять, какой процент разворуют, можно ли его уменьшить и точно ли лучше без воровства, но и без дороги, - естественно, что при таком умении говорить по существу неоновое илларионовское "Никогда!" воссияет, ровно звезда от Востока. Когда власть настолько слаба, что не в состоянии твердо и четко реализовать свой план по сверхдоходам - "Этому дала, этому дала, а этому не дала" - и боится удовлетворить самые что ни на есть разумные требования, потому что ожидает вослед эскалацию пожеланий неразумных и знает, что не отобьется, - тогда, конечно, "И кроватей не дам, и умывальников" - это верх экономической мудрости: не дашь зацепки, так и не привяжутся. Когда государство наездами на бизнес лишь прикрывает свою запредельную слабость в делах сколь-нибудь созидательных, в качестве национальной экономической идеи только и остается, что крайне творческое и содержательное "Никогда!" и "Ни копейки!".

Максим СОКОЛОВ

Forums: 

Замечательная стат

Замечательная статья ! Согласен 100% ! (чтото черезчур часто с тобой соглашаться начал)

Это таким образом, Арбинада делает вид что сам себя
отговаривает от окончательного отъезда в Россию :)

Изображение пользователя Serguei_Tarassov.

Задорнов (который экономист) о

Задорнов (который экономист) о СтабФонде

-- Экономисты говорят, что инфляция была бы еще больше, если бы не было стабилизационного фонда. Совсем скоро его объем превысит базовые 500 млрд руб. Как известно, деньги сверх этой суммы законом позволено тратить. На ваш взгляд, как рационально распорядиться этими деньгами?

-- Считаю, что закон был принят очень вовремя. Надо понимать, что стабфонд -- манна небесная, которая упала на Россию в силу случайных событий. Поэтому считать, что эти деньги будут с нами всегда и тратить их в обычном режиме -- просто-напросто безответственно. У фонда две принципиальные задачи. Во-первых, это резерв на случай падения цен на нефть и газ для поддержания существующего уровня бюджетных расходов. Во-вторых, он играет важную роль в денежной политике. Не было бы стабфонда, все те 30 млрд долл., которые ЦБ купил за последние два месяца, вышли бы на рынок. Темпы роста инфляции были бы существенно выше сегодняшних. Но что делать с деньгами стабфонда дальше? Идет дискуссия. Правительство должно в этом определиться. Причем надо понимать, что споры идут о 2006 годе, бюджет-2005 уже принят. По моей оценке, в начале 2006 года в стабфонде будет около 1 трлн руб. Ведь туда идут не только поступления от налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин на нефть при превышении цены 20 долл. за баррель. Туда идут и все свободные остатки средств бюджета на конец года, за исключением тех, которые перечислены в законе о бюджете. Поэтому в стабфонд попадут деньги, вырученные от продажи «Юганска», часть налоговых выплат ЮКОСа, 1 млрд долл. от продажи госпакета акций «Магнитки». Возникает вопрос, что делать с этими деньгами. На мой взгляд, необходимо прежде всего определиться: на сколько лет -- два или три -- мы хотим «закрыть» деньгами фонда дефицит бюджета при любой нефтяной конъюнктуре -- 15 ли долл. за баррель или 12. И в зависимости от этого вычислить новый базовый объем стабфонда. А уже затем думать над тем, как распорядиться «лишними» суммами.

На следующий год решение уже принято. Значительная часть денег будет направлена на досрочную выплату внешнего долга Парижскому клубу и МВФ. Шаг, с моей точки зрения, абсолютно правильный, поскольку по некоторым долгам мы платим по 7% годовых. Напротив, неправильно тратить деньги фонда на текущие расходы -- помощь Пенсионному фонду, повышение заработной платы и т.д. Это станет дополнительным давлением на денежную систему, на бюджет, которое в данной ситуации мы не можем себе позволить.

Я видел предложения, касающиеся инвестирования средств стабфонда, которые внесли ведомства в Минэкономразвития и Минфин. Ничего, кроме улыбки, они не вызывают. По большей части это вовсе не капитальные, а текущие расходы. А то, что предлагается в качестве инфраструктурных проектов, абсолютно не проработано. В принципе необходимо решать общенациональные задачи за счет денег стабфонда. Я бы, к примеру, взял 30 ведущих вузов страны и переоснастил их новым учебным оборудованием, рассматривая эти вложения как долгосрочные инвестиции в человеческий капитал. Точно так же можно поступить с 30 ведущими клиниками различных направлений.

-- Ряд экспертов говорят, что вложение средств стабфонда в инфраструктурные проекты будет способствовать уменьшению зависимости страны от внешнеэкономической конъюнктуры. А без этого мы так и останемся сидеть на нефтяной игле...

-- Способы диверсификации давно известны. Во-первых, в стране должен быть привлекательный инвестиционный климат. Это не просто низкие налоги (сегодняшний уровень налогов в России достаточно низок), но и стабильность налоговой системы, правил игры в этой сфере. Во-вторых, необходимо добиться ограничения давления государства на бизнес. Об этом мы говорим давно, но такое давление только усиливается в виде взяток, различных проверок и т.д. В- третьих, нужна нормальная судебная система, действенная защита прав собственности.

Но и это еще не все. Правительство должно проводить понятную политику по отношению к отдельным секторам экономики. Оно должно четко сказать, чего хочет. Условно говоря, экспортные пошлины на круглый лес устанавливаем выгодные для его вывоза или для вывоза пиломатериалов. Сейчас выгоднее экспортировать круглый лес. Если все так и останется, у нас не будет собственного лесоперерабатывающего производства. Нефтяную трубу из Восточной Сибири будем тянуть в Находку или Дацин (правительство это не может решить уже два года). Или, например, государство хочет развивать собственную автопромышленность, в том числе посредством высоких пошлин на иномарки, или предполагает пустить в Россию импортные автомобили. В этом же списке авиапром: делаем только комплектующие для «Эйрбаса» и «Боинга» или пробуем восстановить производство собственных самолетов. От этих вопросов государство не может уйти, как оно уходило в 90-е годы. Оно должно создать условия для частного инвестирования, определить стратегию, на основе которой будет работать бизнес. Все это и обеспечит инвестиционный климат, способствующий притоку капитала в разные отрасли, в том числе перерабатывающие, наукоемкие.

http://www.vremya.ru/2004/229/4/114561.html

Изображение пользователя Serguei_Tarassov.

Количество переходит в качеств

Количество переходит в качество

http://www.rbcdaily.ru/news/market/index...

Юрий Лужков предлагает поделить стабилизационный фонд между Кудриным и Путиным
Мэр Москвы предложил вывести часть стабилизационного фонда из-под контроля правительства и передать ее под прямое управление президента России. Эта часть, по идее, должна превратиться в некий фонд национального развития, средства которого могут быть использованы на различные инфраструктурные проекты, в том числе, например, на создание рынка жилья в российских регионах. Эксперты полагают, что такая смена системы управления может принести сторонникам активного использования стабфонда гораздо больший успех, чем простое лоббирование тех или иных проектов, которое в настоящее время наталкивается на нежелание финансового ведомства тратить средства на развитие.

Напомним, что в настоящее время неснижаемый размер стабилизационного фонда составляет 500 млрд руб. Все накопленное сверх этого никто, кроме Минфина, не запрещает потратить. Поскольку размер стабилизационного фонда должен достичь пресловутых 500 млрд уже в ближайшее время, в правительстве в очередной раз активизировалась борьба за то, как и на что потратить деньги. По словам источника в российском правительстве, за последние месяцы «активность нащупавших "золотую жилу" лоббистов превысила все мыслимые пределы». Причем идея раздела сверхдоходов стабфонда овладела не только депутатами, представителями бизнеса и регионов, но и самими правительственными чиновниками. Прежде всего – наиболее чувствительными к госфинансированию министерствами социального блока, а также Минсельхозом и Минобороны. О чрезмерности стабилизационного фонда и возможности его использования для финансирования «инфраструктурных проектов и проектов частного государственного партнерства» заговорил глава Минэкономразвития Герман Греф. Ведомство Алексея Кудрина в этой ситуации выполняет роль «хранителя копилки». Так, в начале ноября Минфин направил главе правительства Михаилу Фрадкову «Предложения о направлениях использования средств стабфонда, накопленных сверх уровня, установленного бюджетным законодательством России».

В данном документе Минфин предлагает тратить средства, накопленные сверх установленного предела, на погашение наиболее дорогих внешних долгов Парижскому клубу и МВФ. Кроме того, Минфин согласился с 2006 года поднять с 20 до 21 доллара за баррель так называемую «цену отсечения» – минимальную цену нефти, при превышении которой нефтяные доходы начинают поступать в стабфонд. В результате федеральный бюджет должен дополнительно получить на текущие расходы около 50 млрд руб., которые могут быть направлены на финансирование дефицита Пенсионного фонда, потребности которого, по мысли Минфина, самим стабфондом закрываться больше не должны. Или же на целевое финансирование структурных реформ и инфраструктурных проектов. Впрочем, по словам директора департамента финансовой политики Минфина Алексея Саватюгина, такие проекты должны быть экономически оправданы, то есть приносить большую выгоду, чем погашение внешнего долга. Данное предложение было принято правительством. Этот факт не остановил потока предложений по расходованию средств, однако теперь они приняли несколько иной вид.

Так, столичный градоначальник Юрий Лужков заявил о том, что из стабфонда необходимо выделить «Национальный фонд безопасности, целевые программы которого управлялись бы специальной комиссией при президенте РФ». Мэр Москвы предлагает единовременно в национальный фонд безопасности перевести порядка 30-40% от накопленного объема стабфонда, а в дальнейшем перечислять не менее 25% от ежегодного объема средств, направляемых в стабфонд. В денежном выражении это означает единовременный перевод в новый фонд 150 млрд руб., и еще 35 млрд руб. в течение следующего года. Эти деньги предполагается расходовать на специальные целевые программы – как непосредственно антитеррористического характера, так и масштабные инфраструктурные, технологические, оборонные проекты, имеющие отношение к обеспечению национальной безопасности.

«Идея состоит в том, чтобы вместо одного фонда сделать два, – сказал RBC daily руководитель спецпроектов Института социальных систем МГУ Дмитрий Бадовский. – Первый, собственно стабилизационный фонд, остался бы накопительным и выполнял бы роль "подушки безопасности". Одновременно из него выделяется часть средств, которые формируют второй фонд, призванный стать фондом национального развития. Этот фонд должен быть под прямым контролем президента». Эксперты полагают, что если такое решение будет принято, это выбьет почву из-под Минфина. «Раньше разговор шел о том, как заставить Минфин изменить свою точку зрения на расходование средств фонда. Теперь же фактически ставится вопрос о том, что решение по этому поводу должен принимать сам президент, – сказал RBC daily один из экспертов. – Консервативная логика Кудрина всегда была оправдана еще и тем, что за все отвечает он. Если же управляющим расходами стабфонда становится Путин, то ситуация принципиально меняется». Эксперты оценивают предложение Юрия Лужкова как первый шаг к созданию механизма финансирования специальных проектов из стабилизационного фонда. Пока существует некоторая неопределенность с выбором таких проектов. Эксперты, впрочем, полагают, что было бы неплохо финансировать из стабфонда, например, создание рынка доступного жилья в регионах. «Строительство является весьма актуальной темой, – сказал RBC daily руководитель аналитического центра IRN.ru Олег Репченко. – Однако в регионах возникает проблема емкости рынка». Иными словами, проблема объема платежеспособного спроса населения. Впрочем, развитие ипотеки вполне может эту проблему решить за счет стимулирования спроса на уровне отдельно взятого человека. Таким образом, развитие строительства может стать катализатором экономического роста в стране, как это обычно и происходило в мировой истории.
Отдел экономики
Елена Тофанюк, 17.12.2004

Лужкову нейметсяТо реки хоче

Лужкову неймется
То реки хочет поворачивать
Вчера РТР планета показывала, говорил о том что надо кукурузу сеять в Московской области :) как Хрущев
Вот какой разносторонний человек :)