О преподавании литературы

Вслед за переводом астрономии в разряд факультативных дисциплин пришла очередь литературы. Журнал «Эксперт» №12 (601)/24 марта 2008 пишет.

Свершена отмена обязательности ЕГЭ по литературе для выпускников школы. Это не значит, что будет возвращено старое доброе выпускное сочинение, — из-за коллизии каких-то минобровских бумажонок выпускное сочинение сейчас незаконно. Это значит, что отныне выпускной экзамен по литературе будут сдавать только желающие. Много ли их будет? Едва ли. Проведена двухходовка по снижению статуса русской литературы в российской школе: вслед за дискредитацией — обнуление. Сначала людей запугали воистину жутким качеством ЕГЭ. А когда словесники взвыли, что это хуже, чем ничего, им сказали: хорошо! пусть будет ничего. Огромное большинство детишек радостно плюнет на то, чего заведомо «не спросят», — и литература в школах по статусу будет близка к, прошу прощения, ОБЖ (что бы это ни значило) или «Этике и психологии семейной жизни» (это про презервативы). Окончательно же все эти дисциплины сравняются — между собой и с плинтусом, — когда Минобр осуществит рассказанный Болотовым план и вообще упразднит оценки в аттестате.

Прискорбно, но, похоже, просто зафиксирован факт. Помню, я был несколько шокирован, когда брат в середине 90-х мне показывал "Краткое содержание романа "Война и мир" на 20 листках брошюры, по прочтению которой, он, ко всему прочему, пытался спорить с учительницей по теме. Это все началось не сегодня...

Как ни странно, в сетевых обсуждениях немало людей бравирует своим презрительным отношением к литературе и уверяют, что могли бы легко обойтись без нее. Будучи сами продуктом той эпохи, когда литературу заставляли серьезно изучать.

И еще цитаты из документа прошлого века.

Люди с чисто научным образованием являются во Владимире, как метеоры… Люди, знающие сложение и вычитание, едва не считаются учеными. Грамотных здесь мужчин 40, а женщин 25 на 100; грамотность многих в применении походит на грамотность гоголевского Петрушки. Школьное воспитание имеет аристократический, привилегированный характер, и широкая дорога, ведущая к чинам и окладам, доступна не всем. Одни школы во Владимире готовят пастырей народных, другие учителей народных, третьи к достижению «степеней известных», четвертые пополняют контингент мелких чиновников и торгашей.

Ежегодник Владимирского губстаткомитета 1879 г.

Умственная жизнь Владимира идет вяло. Чтение является резервным средством для убивания времени и является на выручку, когда нет в виду занятий более серьезных вроде преферанса или сообщения «свежепросоленных» анекдотов… Публичная библиотека одна, епархиальная; чтение книг платное. Газет и журналов выписывается 1 на 28 жителей. Вообще читающий обыватель представляет во Владимире явление оригинальное.

Владимирские губернские ведомости 1878 г.

Комментарии

Ну, вспоминая,

Ну, вспоминая, что входило в школьную программу - литература в том виде, в котором она преподавалась в 80-е, была лучшим способом отбить охоту к чтению. Срабатывало, к счастью, не на всех.

А "схожим культурным базисом" для тех, кто все же читал, оказались не Тургенев с Достоевским, или, прости господи, граф Толстой (по моему скромному мнению, брошюрка на 20 страниц - куда более адекватное издание для Льва Николаевича, чем полный текст... хотя эти брошюрки мне читать и не довелось), а Дюма с Жюлем Верном или Хайнлайн со Стругацкими. Коих, смею заметить, в школьной программе не было (вот не помню, был ли Вальтер Скотт).

В общем, литература как предмет средней школы была мертва очень и очень давно. И отмена экзамена не слишком изменит ситуацию.

Поддерживаю aamonster

Поддерживаю aamonster : школьный предмет [литература] уже давно мертв.

Кстати про ут же астрономию - заканчивал школу в 1994 году - астронмии у нас уже тогда не было.

Изображение пользователя st.

То есть

То есть, как я и написал "просто зафиксирован факт". Мертв не предмет, а его преподавание. Слабо себе представляю мертвых классиков. Хотя в одной европейской стране в 30-х годах тоже жгли книги.

Мертва

Мертва программа по предмету. Преподавание, как ни странно, иногда возрождает покойничка =), ну или разводит живность на могилке (изучение чего-то, не входящего в программу).

А проблема со школьной программой году эдак к 1985 (раньше - могу оценить только косвенно) уже стояла в полный рост. Давалось или не то, что вообще хочет и может воспринять школьник (Ну нафига нужна "Война и мир"? Специальное произведение, чтобы вызывать восторг у выпускниц педвузов с неудавшейся личной жизнью. А стихи Михаила Александровича Дудина? Он, по слухам, был замечательным дядькой, но заучивать его стихи - адский труд... совершенно не запоминались), или не тогда, когда он способен это воспринять. И не давалась (и даже не рекомендовалась) масса замечательных вещей, которые как раз хороши для этого возраста.

Нужен или колоссальный талант и энтузиазм учителя, чтобы с этим справиться, или наплевательское отношение ученика, помноженное на его же желание читать - чтобы он читал, читал и читал, оставляя школьную программу на задворках разума.

Кстати, а какова ваша оценка - к какому году умерла литература, как осмысленный предмет в школе? (моя, повторяю - не позже 1985).

Изображение пользователя st.

Я ее не застал, к счастью

Учился в 80-е. Обязательная программа несильно напрягала: упомянутые Тургенев, Достоевский и Толстой (в перечисленном порядке) впитывались хорошо, особенно лиричный Тургенев. Сейчас порядок предпочтений поменялся на обратный. На уроках разбирали и обсуждали сюжеты, персоналии и линии. Кроме того, была факультативная программа: Айтматов, Шукшин, Борис Васильев... Кто-то писал сочинения и по Стругацким. Я умудрился - по Пикулю, позже осознав явную ограниченность его произведений в сравнении с Львом нашим Николаевичем. Шекспир - разве можно в 17 лет еще не ознакомиться с трагедией Гамлета? Как назвать человека, не реагирующего на "мой дядя самых честных правил" или на "карету мне, карету"? Митрофанушками? Так ведь они и про митрофанушек вряд ли слышали в таком случае. Манкуртами?

Школа с естественнонаучным уклоном, поэтому никакого особого отношения к литературе не было, скорее, наоборот (в кинофильме "Расписание на послезавтра" эта тема, что называется, раскрыта полностью).

Помню, как жарким летом будучи еще годов так тринадцати открыл прозу Лермонтова - книгу из массовой серии "Библиотека школьника" - и просто зачитался. Проза Пушкина (повести Белкина) - ее нам прочитала учительница еще в 5 классе обычной средней школы, дальше - сами, потому что понравилось. Из негатива разве что Чернышевский. Но его нужно не убирать из программы, а кратко ознакомиться на одном занятии в контексте курса истории страны. Тем более, что этот роман - полемика с Тургеневым по поводу отцов и детей.

Из песни слова не выкинешь. Нужно потратить хотя бы пару занятий, чтобы объяснить детишкам, как закалялась сталь и как брали четвертую высоту не ради карьеры и бонусов. Просто, чтобы знали, что бывает и по-другому.

Жюль Верн, конечно, хороший писатель, но я его "завершил" где-то в 10 лет. Дюма - на любителя, по-моему, скукотища. Вальтер Скотт - хватит одной книжки для знакомства. Фенимор Купер - двух. Это все развлекательная литература (хотя Жюль Верн и доходчиво прививает любовь к технократии). Изучать ее нет смысла - там в целом нет ни толстовской многослойности, ни шукшинских сюжетных линий, ни достоевских психологических опытов, достаточных для дискуссий на протяжении нескольких академических часов в группе из 30 человек. Тем более, что у нас достаточно отечественной литературы как минимум не хуже по уровню: Алексин, Рыбаков, Каверин, Гайдар, Беляев, Курбатов, Погодин, Томин, Голявкин, Крапивин и те же ранние Стругацкие.