Добавить комментарий

Изображение пользователя Serguei_Tarassov.

Задорнов (который экономист) о

Задорнов (который экономист) о СтабФонде

-- Экономисты говорят, что инфляция была бы еще больше, если бы не было стабилизационного фонда. Совсем скоро его объем превысит базовые 500 млрд руб. Как известно, деньги сверх этой суммы законом позволено тратить. На ваш взгляд, как рационально распорядиться этими деньгами?

-- Считаю, что закон был принят очень вовремя. Надо понимать, что стабфонд -- манна небесная, которая упала на Россию в силу случайных событий. Поэтому считать, что эти деньги будут с нами всегда и тратить их в обычном режиме -- просто-напросто безответственно. У фонда две принципиальные задачи. Во-первых, это резерв на случай падения цен на нефть и газ для поддержания существующего уровня бюджетных расходов. Во-вторых, он играет важную роль в денежной политике. Не было бы стабфонда, все те 30 млрд долл., которые ЦБ купил за последние два месяца, вышли бы на рынок. Темпы роста инфляции были бы существенно выше сегодняшних. Но что делать с деньгами стабфонда дальше? Идет дискуссия. Правительство должно в этом определиться. Причем надо понимать, что споры идут о 2006 годе, бюджет-2005 уже принят. По моей оценке, в начале 2006 года в стабфонде будет около 1 трлн руб. Ведь туда идут не только поступления от налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин на нефть при превышении цены 20 долл. за баррель. Туда идут и все свободные остатки средств бюджета на конец года, за исключением тех, которые перечислены в законе о бюджете. Поэтому в стабфонд попадут деньги, вырученные от продажи «Юганска», часть налоговых выплат ЮКОСа, 1 млрд долл. от продажи госпакета акций «Магнитки». Возникает вопрос, что делать с этими деньгами. На мой взгляд, необходимо прежде всего определиться: на сколько лет -- два или три -- мы хотим «закрыть» деньгами фонда дефицит бюджета при любой нефтяной конъюнктуре -- 15 ли долл. за баррель или 12. И в зависимости от этого вычислить новый базовый объем стабфонда. А уже затем думать над тем, как распорядиться «лишними» суммами.

На следующий год решение уже принято. Значительная часть денег будет направлена на досрочную выплату внешнего долга Парижскому клубу и МВФ. Шаг, с моей точки зрения, абсолютно правильный, поскольку по некоторым долгам мы платим по 7% годовых. Напротив, неправильно тратить деньги фонда на текущие расходы -- помощь Пенсионному фонду, повышение заработной платы и т.д. Это станет дополнительным давлением на денежную систему, на бюджет, которое в данной ситуации мы не можем себе позволить.

Я видел предложения, касающиеся инвестирования средств стабфонда, которые внесли ведомства в Минэкономразвития и Минфин. Ничего, кроме улыбки, они не вызывают. По большей части это вовсе не капитальные, а текущие расходы. А то, что предлагается в качестве инфраструктурных проектов, абсолютно не проработано. В принципе необходимо решать общенациональные задачи за счет денег стабфонда. Я бы, к примеру, взял 30 ведущих вузов страны и переоснастил их новым учебным оборудованием, рассматривая эти вложения как долгосрочные инвестиции в человеческий капитал. Точно так же можно поступить с 30 ведущими клиниками различных направлений.

-- Ряд экспертов говорят, что вложение средств стабфонда в инфраструктурные проекты будет способствовать уменьшению зависимости страны от внешнеэкономической конъюнктуры. А без этого мы так и останемся сидеть на нефтяной игле...

-- Способы диверсификации давно известны. Во-первых, в стране должен быть привлекательный инвестиционный климат. Это не просто низкие налоги (сегодняшний уровень налогов в России достаточно низок), но и стабильность налоговой системы, правил игры в этой сфере. Во-вторых, необходимо добиться ограничения давления государства на бизнес. Об этом мы говорим давно, но такое давление только усиливается в виде взяток, различных проверок и т.д. В- третьих, нужна нормальная судебная система, действенная защита прав собственности.

Но и это еще не все. Правительство должно проводить понятную политику по отношению к отдельным секторам экономики. Оно должно четко сказать, чего хочет. Условно говоря, экспортные пошлины на круглый лес устанавливаем выгодные для его вывоза или для вывоза пиломатериалов. Сейчас выгоднее экспортировать круглый лес. Если все так и останется, у нас не будет собственного лесоперерабатывающего производства. Нефтяную трубу из Восточной Сибири будем тянуть в Находку или Дацин (правительство это не может решить уже два года). Или, например, государство хочет развивать собственную автопромышленность, в том числе посредством высоких пошлин на иномарки, или предполагает пустить в Россию импортные автомобили. В этом же списке авиапром: делаем только комплектующие для «Эйрбаса» и «Боинга» или пробуем восстановить производство собственных самолетов. От этих вопросов государство не может уйти, как оно уходило в 90-е годы. Оно должно создать условия для частного инвестирования, определить стратегию, на основе которой будет работать бизнес. Все это и обеспечит инвестиционный климат, способствующий притоку капитала в разные отрасли, в том числе перерабатывающие, наукоемкие.

http://www.vremya.ru/2004/229/4/114561.html