Коммунизм - не утопия

Что в руки взять нельзя - того для вас и нет,
С чем не согласны вы - то ложь одна и бред,
Что вы не взвесили - за вздор считать должны,
Что не чеканили - в том будто нет цены.

Гете

А все-таки она вертится!
Галилей

Посещая различные интернет-форумы можно заметить, что в последнее время в России появилось заметное количество молодых людей, разделяющих коммунистическую идею. Это может показаться удивительным для страны, которая, казалось бы, только что громогласно распрощалась с коммунизмом, не только как с неосуществимой, но как вредной и опасной утопией. Но любой сдвиг в общественном мнении является неслучайным. А этот, уж точно не является результатом пиара. Возможно, где-то в Соединенных Штатах можно спокойно проповедовать то, что частный интерес приводит к удовлетворению общественного интереса. США богаты, и, по всей видимости, богатство легко может затмить здравый смысл. У нас другая ситуация. Наш студент на вопрос, почему после приватизации не наступила эра экономического благоденствия и процветания может дать такой ответ: "Потому что те, кому все досталось, думает только о себе...", ставя вопрошающего в тупик простотой мысли и бессмысленностью дальнейшей дискуссии.

Но вопрос об общественном устройстве, которое следует из нашего отношения к миру, не так очевиден.

Я был недавно сильно взбудоражен, когда узнал, что Владимир Вольфович Жириновский выступает за национализацию. Учитывая, что Владимир Вольфович имеет определенный дар предвиденья (вспомним его идеи с семью округами и гимном) думаю, что национализация это наше ближайшее будущее. Дело, конечно же, не в том, что за это выступает Владимир Вольфович, а в том, что это жизненно необходимый шаг. Но мой вопрос не в этом. Возможность национализации допускают многие. Вопрос в следующем. Возможен ли возврат к социализму? Не удивлюсь, если Вы ответите - категорически нет.

Традиционная речь при этом примерно следующая. Исторический опыт показал неэффективность социалистической плановой системы, которая только и была способна, что производить танки вместо колбасы. Социализм - это большое натуральное хозяйство со всеми вытекающими минусами: огромным бюрократическим аппаратом (хотя бюрократический аппарат современной демократической России намного больше), неэффективным использованием ресурсов, преимущественно экстенсивным способом развития. И сравнительные цифры, железно доказывающие каждый пункт приговора социализму. Но вот популярная в последнее время фраза: "Корреляция еще не значит наличия причинно-следственной связи (but correlation does not mean causation)". Не приняли ли мы корреляцию за доказательство? Являются ли все эти проявления сутью социализма? Если не социализм то, что может быть причиной перечисленных проявлений?

Современная компьютерная индустрия дает, на мой взгляд, великолепный инструмент для моделирования противостояния социалистического и капиталистического лагеря (рассмотрение исторического опыта социализма бессмысленно вне контекста этого противостояния, но что, тем не менее, часто делается) - это компьютерные игры называемые стратегиями. Цель игры - разгромить соперника. Вы можете тратить добытые ресурсы либо на войска, либо на развитие технологий, в результате чего войска становятся более сильными, либо на увеличение добычи ресурсов. Представим себе две противоборствующие стороны, одна из которых более развита экономически и может тратить на войска меньшую долю добытых ресурсов. Что же касается другой стороны, то она вынуждена тратить все свои ресурсы на изготовление войск, чтобы отбиться от войск противника. Что же мы видим? Первая сторона развивается интенсивно, с развитием технологий. Вторая же - экстенсивно, не имея возможности развивать технологии. Войска первой стороны становятся все более эффективными и менее ресурсоемкими по сравнению с конечной продукцией (войсками) второй стороны. Противостояние, конечно же, кончится победой первой стороны и поражением второй[1].

Так же мы видим, что привлечение такой сущности, как социализм, не является необходимой для объяснения последствий подобного противостояния. Противоборствующие стороны могут принадлежать к произвольным системам. Все определяется только границами производственных возможностей. Из этого следует, что социализм никак не может быть причиной той картины, которую обычно рисуют, доказывая его неэффективность. Истинная причина - это холодная война, объявленная Западом Советскому Союзу, более слабому в экономическом плане. А рисуемая картина - это последствия этой войны[2].

Границы производственных возможностей является базовым понятием для понимания экономики. Его суть заключается в том, что развитие какого-то направления происходит за счет отказа от развития других направлений. В частности столь непропорциональное развитие ресурсодобывающих отраслей не дает нам возможности развивать высокотехнологичные отрасли. И наоборот, если мы решим интенсивно развивать высокотехнологичные отрасли, придется пожертвовать интенсивным развитием индустрии добычи ресурсов. Если последнее осуществить, то появятся следующие положительные моменты. Во-первых, мы выходим из конфликта со странами организации OPEC и можем рассчитывать с их стороны на инвестиции в наш высокотехнологичный сектор. Никто не будет вкладывать деньги в наш высокотехнологический сектор, пока не увидит, что мы сами готовы его поддержать. Во-вторых, цена на черное золото в долгосрочной перспективе должна еще более повыситься, в связи с ограниченностью запасов, и нет смысла так спешить, распродавая его по современным ценам.

Очень часто от тех, кто побывал в Западной Европе или в США, можно услышать, что там социализм уже построен. Возможно это так. Тогда эта статья посвящена тому, чтобы просто называть вещи своими именами. Характер событий в современном мире наводит на мысль, что есть избранные страны, которые разрешают себе строительство социализма, другим же навязываются правила МВФ и МБ. Посмотрите, например, статью из газеты "Observer" "Глобализатор, который пришел с холода". Это рассказ о беседе с Джозефом Стиглицем (Joseph Stiglitz), лауреатом Нобелевской премии по экономике, бывшим главным экономистом Мирового Банка и впоследствии ставшим его непримиримым противником. МВФ и МБ навязывают "несоциалистическим" странам политику дробления экономики - легкий путь повышения ликвидности и капитализации, когда в то же время в "социалистических" странах происходит ее консолидация в крупные корпорации, пронизанных сверху донизу тотальным планированием. Безусловно, перевод социализма на легальное положение расширит границы производственных возможностей "несоциалистических" стран.

Чтобы сказать о потенциальных преимуществах той или иной конструкции необходимо вникнуть в ее внутренние механизмы и разобрать принципы ее работы. Что же, рассмотрим еще раз механизмы функционирования рынка и перспективу их замены плановой экономикой.


Рис. 1. Модель рынка.

Работу рыночной экономики можно продемонстрировать классической моделью спроса и предложения, как показано на рис. 1. Интересы потребителей представлены линией спроса - DD. Интересы производителей представлены линией предложения - SS. Точка пересечения линий спроса и предложения, точка E, отражает баланс интересов потребителей и производителей. Цена на продукцию устанавливается таким образом (PE), что объем спроса равен объему предложения (QE).

Разберем к каким эффектам может привести вмешательство государства в механизм
рыночного ценообразования, согласно представленной модели. Допустим, что государство директивно установило цену P1, которая выше равновесной PE. Это приведет к тому, что объем предложения QS, согласно линии SS, будет больше чем объем спроса QD, согласно линии DD. Таким образом, на рынке возникнет избыток
предложения равный разнице QS и QD. Если же допустить, что государство директивно установило цену P2, которая ниже равновесной PE, тогда ситуация станет обратной и на рынке образуется дефицит предложения. Судя по данной модели, вмешательство государства в рыночные механизмы может привести как к дефициту, так и избытку предложения. Однако, тот исторический опыт, который мы имеем, говорит о том, что плановая экономика чаще производит дефицит, а рыночной экономике свойственны кризисы перепроизводства. В чем здесь может быть дело?

Для ответа на этот вопрос рассмотрим жизненный цикл спроса на товар, восстановленный из некоторого жизненного цикла товара (рис. 2). Вначале жизненного цикла, когда потребители мало знакомы с новым товаром, спрос на него растет относительно медленно. По мере знакомства потребителей с новым товаром и распространением о нем информации, спрос на него начинает расти лавинообразным образом. Можно сказать, что потребители в этот момент предъявляют ажиотажный спрос на новинку. Ажиотаж постепенно спадает, спрос достигает своего максимума, рынок насыщается и начинается его падение, которое заканчивается рациональным уровнем спроса QП, длящимся по сравнению с другими периодами жизненного цикла намного дольше.


Рис. 2. График жизненного цикла спроса на товар.

Плановая экономика Советского Союза была построена на пятилетних планах,
рассчитываемых из так называемых научных норм потребления. Отголоски этих научно обоснованных норм можно видеть в современной минимальной потребительской корзине. Глядя на нее совершенно непонятно, почему в качестве минимально необходимой для человека обуви не записаны лапти на мху? И какой культурный уровень считать минимальным? При всем уважении к достижениям Советского Союза, нашей целью не может быть восстановление точной копии советской системы. Здесь для нас важно то, что уровень спроса задается на постоянном уровне, а фактический уровень спроса может значительно меняться со временем. И когда он превышает запланированный, то в экономике возникает дефицит предложения.

Дефицит, т.е. превышение спроса над предложением, не означает, что общественное богатство уменьшается. Как раз наоборот, если мы повысим цену на выпускаемую продукцию, сравняв тем самым спрос с предложением, мы уменьшим общественное богатство, в виде уменьшения потребительского излишка (это разница между ценой которую готов заплатить потребитель и ценой, по которой он товар покупает). Не трудно показать, что при нулевой прибыли потребительский излишек максимален. А при максимальной прибыли - он минимален[3]. Общество в первую очередь интересует создание общественного благосостояния, а не эффективность пополнения состояния (т.е. прибыль) отдельных его членов или даже стран. При ориентации экономики на максимизацию потребительского излишка не возникает эффекта концентрации капитала в виде прибыли, которая в этом случае растворяется в потребительском излишке. Исчезает источник инвестирования индустрии роскоши, но появляется дополнительный источник инвестирования отраслей работающих на всю экономику.

Природа дефицита в социалистическом лагере связана не только с характером планирования пятилетних планов, но и с тем, что потребительские новинки приходили из капиталистического лагеря. Производственные же ресурсы социалистической системы были заняты в основном военным заказом. Вспомним, что относительные издержки борьбы двух враждующих лагерей для социалистического лагеря были намного больше, чем для капиталистического.

Из всего сказанного можно сделать выводы относительно перспектив борьбы с дефицитом в условиях плановой экономики. Во-первых, необходимо создать гибкую, динамичную систему планирования, способную реагировать на уровень спроса в реальном времени. Эта задача с современными темпами развития информационных технологий не представляется неразрешимой. Во-вторых, для стран, выбравших социалистический путь развития, совершенно необходимо не оказаться в изоляции и во враждебном окружении. Не обремененные военными расходами, эти страны легко смогут найти место в международном разделении труда.

Как видим, социалистическая система выглядит здесь тесным и естественным образом интегрированной в мировую экономику и не является чуждой ей, а поставленные задачи вполне разрешимы. Являясь, при этом, АБСОЛЮТНО ОТКРЫТОЙ И ПРОЗРАЧНОЙ. Социалистическую систему, действительно, упрощенно можно сравнить с заводом. Отсюда следует принципиальный вывод. Все задачи, решаемые в рамках производства, в рамках крупной корпорации, решаются и в рамках социалистической системы. Только не надо сравнивать ее с таким заводом, где роскошные цветочные клумбы не могут скрыть производственной гари. Цель нашего завода достижение более гармоничных отношений между людьми. И если уровень технологии позволяет справиться с возросшим уровнем сложности управления, то почему мы должны отказываться от такой возможности?

Так же мы видим, что социалистическая система не может избавить нас от проблем, связанных с рынком, т.к. являются частью общей системы, где присутствуют рыночные отношения.

Теперь посмотрим, каким образом возникают кризисы перепроизводства в рыночной экономике, для этого снова обратимся к графику жизненного цикла спроса на товар. В рыночной экономике, в период интенсивного роста спроса на товар, сумма производственных мощностей, которые производители закладывают для
производства данного товара, может на много превысить максимальный спрос на товар, ввиду того, что производители просто не согласуют планы производства друг с другом. В результате, на рынке возникает следующая ситуация (рис. 1). Производители выводят на рынок избыточное количество товара QS. При этом они устанавливаю цену на свою продукцию не на низком уровне P2, по которой потребители реально купили бы весь произведенный объем товара, а на высоком уровне P1, т.к. производители только что потратились на закупку технологии производства, оборудования и наладку производства нового товара. В условиях высокой цены, потребители предъявляют пониженный спрос QD, и на рынке образуется избыточное предложение, равное разности QS и QD. Производители начинают нести убытки, сокращают производство и персонал. Что такое спрос? Это и есть выплачиваемая персоналу зарплата. В результате его сокращения спрос, и без этого низкий, еще более уменьшается. Увольнение персонала сказывается снижением спроса и в других отраслях, что приводит к сокращению производства в них. Далее идет снова увольнение персонала, дальнейшее сокращение совокупного спроса, снова сокращение производства, увольнение и т.д. Экономика начинает рушиться, как карточный домик.

Каким образом правительство пытается избежать кризиса перепроизводства? В период экономического бума, т.е. в период интенсивного роста спроса, оно начинает сдерживать рост совокупных производственных мощностей, создаваемых независимыми друг от друга и конкурирующими между собой производителями, проводя политику дорогих денег и сокращая их предложение. При этом различные отрасли находятся в различных положениях. Когда рост одних отраслей необходимо сдерживать, другие могут нуждаться в инвестициях. Таким образом, одинаковая для всех денежная политика приносит пользу в одних отраслях и одновременно вред в других. Увы, различные отрасли невозможно выделить в оптимальные валютные зоны. Действительно эффективным решением проблемы кризисов перепроизводства было бы создание общественного института согласования планов производителей на начальных этапах производства.

Конкуренция хороша тем, что это очень простая система. Вы думаете исключительно только о себе, ни с кем ничего не согласовываете и очень быстро начинаете делать то, что задумали. Но в неявном виде согласование все же происходит. Во-первых, Вы начинаете производить только то, что необходимо обществу, учитываете общественные потребности. Во-вторых, Вы со временем скорректируете свои планы, если реальность окажется несколько отличной от предполагаемой. Создание общественного института согласования планов вовсе не значит отказ от частной инициативы, а значит лишь получение необходимой информации на начальных этапах производства, сокращение времени, затрачиваемое на процесс согласования, и, в конечном счете, сокращение стоимости этого процесса для общественного производства. С точки зрения свободы, институт согласования планов не является ее ограничителем, а наоборот, освобождая ресурсы, он направляет их на увеличение степени свободы.

Целевой функцией, на основе которой происходит согласование и оптимизация частных планов и инициатив, не может быть "повышение конкуренции". Т.к. конкуренция по определению является действием не согласующих друг с другом своих планов конкурентов. Если согласование отражает процесс кооперации, то можно сказать, что конкуренция существует там, где люди не смогли кооперироваться. Целевой функцией можно было бы считать максимизацию объемов выпуска, если бы абсолютно все измерялось деньгами, согласно рекомендациям Аристотеля. Но, во-первых, остается вопрос о максимизации выпуска "сейчас" или "потом". Во-вторых, остается то, что деньгами не всегда можно измерить - вопрос о соответствии культуре, традициям и разумности. Более верно, как отмечалось ранее, целевая функция выражается целью гармонизации человеческих отношений. Но что это такое и есть ли критерии этого?

Думаю, что все со мной согласятся, если сказать, что единственной идеей, которая могла бы объединить человечество является его выживание или его жизнеспособность. Таким образом, гармоничными отношениями можно было бы считать такие, при которых при заданном уровне технического развития, достигалась бы максимальная жизнеспособность всего человеческого общества. Один из основных аспектов жизнеспособности человеческого общества - это использование информационных ресурсов.

Современная экономика провозглашает себя наукой о распределении ограниченных ресурсов. Но информация, знания и идеи являются неограниченными ресурсами. Их можно разделить на бесконечное число членов общества, и от этого информации, знаний или идей не станет меньше. С другой стороны, информация, знания и идеи являются ресурсами, которые могут принести пользу только при их доступности. Следовательно, потенциальный максимум полезности от имеющихся неограниченных ресурсов общество может получить при их всеобщей доступности.

Дадим следующее определение. Состояние общества, при котором не существует общественных институтов, препятствующих свободному распространению знаний, информации и идей, назовем коммунизмом. Так как информационные ресурсы в этих условиях используются полностью, а эффективность использования остальных ресурсов зависит от использования информационных, то такое состояние общества является максимально эффективным.

Как мы знаем, коммунизм существовал в древности, называемый первобытнообщинным строем. Но если коммунизм - это максимально эффективное состояние общества, то в чем может быть причина разрушения его в древние времена?

Причина - в его неустойчивости в то время. Общины и рода разобщены. Увеличение производительности труда приводит к появлению излишков и единственная общественная технология способная в те времена справится с управлением появившихся излишков - это частная собственность. Различные технологии присвоения собственности, среди которых пиратство и грабеж, с одной стороны и необходимость объединения родов и общин, с другой стороны, привели к необходимости создания института государства.

Суть государства можно свести к решению проблемы внешних эффектов (экстерналий), возникающих в обществе, основанном на частной собственности. Внешним эффектом традиционно называют некий продукт, который не учитывается в цене рыночной сделки, но который влияет на третьих лиц, не участвующих в сделке. Третьи лица не могут непосредственно повлиять на сделку, и государство является институтом, через который в сделке учитываются их интересы. Пример такого внешнего эффекта - загрязнение окружающей среды. Каждый человек дышит воздухом таким, каков он есть и не имеет возможности предъявить претензии или договорится со всеми, кто его загрязняет. За каждого человека в отдельности это делает государство. В случае положительного внешнего эффекта (например, если вместо загрязнения происходит очистка внешней среды) государство решает проблему "зайца", чтобы стимулировать производство положительного внешнего эффекта.

Но сделки, обмен, торговля, сами по себе являются прямым способом переноса некого бремени на третьих лиц, далеких от первоначальной сделки. Чтобы понять это, представим себе китайского крестьянина выращивающего рис, у которого случился неурожай, и он потерпел дополнительные издержки. Он перекладывает свои издержки на выращенный урожай и цена на рис возрастет. Этот рис попадает в Россию. Мы его покупаем по более высокой цене и вместе с этим возрастает стоимость нашей жизни. С возросшей стоимостью нашей жизни мы идем к себе на предприятия и требуем повышение зарплаты. Рост зарплаты приводит к росту стоимости нашей продукции. Теперь первоначальные издержки китайского крестьянина распространяются вместе с нашей продукцией и далее, по различным торговым путям, по всему миру.

Несколько очевидных следствий. За американский венный бюджет, который является самым большим в мире[4], платят граждане всех государств, просто покупая различные товары. Значительная доля США в мировой экономике делает заметной долю американских расходов цене покупаемых нами товаров. Отсюда одна из политик, которая может привести к значительному улучшению мирового хозяйства - это давление на США с целью оптимизации общих расходов. Любое неэффективное решение оплачивается всем обществом (например, платные автостоянки там, где они могли бы быть бесплатными), а не только теми, кто с ним непосредственно сталкивается.

Итак, государство является институтом, корректирующим процесс присвоения результатов общественного труда, как внутри государства - внутренняя политика, так и за его пределами - внешняя политика.

Каким образом может произойти переход от общества, в основе которого лежит частная собственность, торговля правами, к обществу, основанному на эффективном обмене информацией, сказать трудно. Логика устройства первого общества противоречит логике работы второго. И это невозможно сделать на основе экстраполяции тенденций. Можно только сказать, что этот переход должен быть связан с кризисом института частной собственности, который, возможно не в самом разгаре, наблюдается в последние годы. Этот кризис, как можно догадаться, связан с распространением института частной собственности на информацию, знания и идеи, т.е. связан с так называемой "интеллектуальной собственностью" и возросшей ее ролью в экономике.

Проблема состоит в том, что неограниченные ресурсы не могут непротиворечиво быть вписаны в систему частной собственности. Действительно, пусть у владельца интеллектуальной собственности, например корпорации Microsoft, украли его произведение (программу). Допустим, путем взлома его компьютера и последующим копированием. Лишился ли он чего-то, как это было бы при краже ограниченного ресурса, ведь его копия по-прежнему лежит на том же самом месте?.. Предположим, что он лишился дохода, который мог бы получить в виде "рыночной" цены. Но как можно доказать, что владелец интеллектуальной собственности мог бы получить с "вора" назначенную цену, если он добровольно не стал платить? Часто наоборот совершенно очевидно, что такой доход владелец интеллектуальной собственности никогда бы не получил. Например, в случае, когда стоимость украденного продукта превышает суммарный доход "вора" за всю его жизнь, как это может быть в случае кражи дорогого программного продукта "вором" из развивающейся страны с очень низким уровнем заработной платы.

Напоследок рассмотрим, что могло бы сделать государство для развития свободного распространения интеллектуальных продуктов. Для этого рассмотрим рыночное предложение подобного продукта, с заданной себестоимостью и стоимостью его распространения, т.е. его копирования, равной нулю. Если себестоимость равна C, а число копий n, тогда цена описывается отношением C/n - линия предложения SS на рис. 3. Линия предложения, как и линия спроса, имеет отрицательный наклон. Возможны два варианта их взаимного расположения. Когда линии пересекаются в двух точках E1 и E2 (третий случай, когда они касаются друг друга, будем рассматривать, как частный случай совпадения точек E1 и E2) представлен линией спроса D1D1, и когда общих точек между линиями спроса и предложения нет - представлен линией спроса D2D2.


Рис. 3. Модель рынка интеллектуального продукта.

Обратим внимание на то, что точка E2 хотя и является точкой более выгодной для общества, с большим потребительским излишком по сравнению с точкой E1, но не является равновесной, т.к. слева от нее дефицит толкает рынок к равновесной точке E1. Во втором случае, линия спроса D2D2, и никакая рыночная цена не позволяет осуществиться проекту данного интеллектуального продукта. Денег на проект можно было бы собрать, если бы каждый потребитель согласился бы заплатить за
него максимальную цену, равную предельной полезности данного продукта для потребителя, т.е. потребители согласились бы отдать весь потребительский излишек для реализации проекта. На рисунке это площадь заштрихованного треугольника под линией спроса D2D2. Назовем этот способ финансирования проекта "благотворительным". Так как каждый потребитель готов отдать свою цену за продукт, то, значит, считает такое приобретение выгодным. Но в отличие от рыночного механизма распределения продукта, где продуктом пользуются только богатые, готовые заплатить за него рыночную цену и выше, здесь продуктом могут пользоваться все потребители, а значит, продукт приносит максимальную общественную пользу.

На рисунке площадь заштрихованного треугольника несколько больше площади
заштрихованного прямоугольника, объема рыночной выручки. Это значит, что благотворительный способ финансирования проекта может позволить финансировать более крупные проекты, чем рыночный. При этом, обратите внимание, что максимальная цена на линии D2D2, меньше рыночной цены на линии D1D1. Это в свою очередь значит, что для финансирования нашего проекта путем благотворительности от потребителей требуется заплатить цену меньшую, чем предельная полезность продукта отраженная в линии D1D1. В этом случае, потребительским излишком, условно, является площадь трапеции между линиями D1D1 и D2D2, что намного больше рыночного потребительского излишка - треугольника над заштрихованным прямоугольником. Т.е. благотворительность позволяет экономить деньги, богатых, а бедным за разумную плату пользоваться благами прогресса.

В условиях, когда благотворительность не является модным явлением, государство, нивелируя эффект зайца, вынуждено ввести аналогичный механизм финансирования создания общественных благ через налоги[5]. При этом, как и в случае благотворительных взносов, сумма налога меньше рыночной цены, с поправкой на стоимость изымания налогов. Последнее значит, что общество может значительно повысить эффективность общественного производства при появлении моды на благотворительность. По всей видимости, с этого момента до коммунизма будет рукой подать.

Эдуард Потапов, март 2004


[1] Реальность несколько сложнее. В реальности есть такое явление, как терроризм, который с экономической точки зрения можно рассматривать, как борьбу дешевым и легкодоступным оружием (методами), но запрещенным правилами цивилизованной борьбы.

[2] Очень часто приходится сталкиваться с возражением, что это Советский Союз объявил войну Западу. Допустим, что есть доля исторической вины. Но вопрос в том, чтобы разделить историю и сущность социализма, и ответить на вопрос о том, может ли социализм функционировать не в режиме противостояния? По-моему, ответ на этот вопрос давно является положительным. Если беспристрастно посмотреть на историю, то можно увидеть, что не важно к какому общественному устройству принадлежит
государство, допустим, тоталитарному или демократическому. А важно - какой
противоборствующий лагерь оно поддерживает. В начале 30-х годов ХХ века к
власти в Германии пришел Гитлер. Если бы не было насильственной индустриализации 30-х годов в Советском Союзе, то, возможно, сейчас мы жили бы совершенно в другом мире. С началом самой жестокой войны в истории человечества нам бы нечего было бы перевозить на Урал, не было бы кадров,
готовых с колес организовать производство, не было бы разработок, гордо именуемых впоследствии "оружие победы". США и Англии некому было бы оказывать помощь. Гитлер с захватом Советского Союза получил бы доступ к каспийской нефти, к легирующим элементам, в изобилии имеющимся на Урале - к всему тому, чего ему так не хватало для закрепления своей власти в мире. США были повязаны Японией. Англия бы после победы Германии над Россией быстро бы сдалась. Такие последствия могли бы быть, если бы не была осуществлена в СССР "насильственная" индустриализация. К сожалению, после окончания II Мировой Войны бывшие союзники быстро разбежались по разные стороны.

[3] Если под эффективностью деятельности предприятия принимать прибыльность предприятия, а именно она подразумевается, когда говорят об эффективности предприятия, то эффективными будут одни предприятия, а если под эффективностью предприятия принимать создание потребительского излишка, то эффективными будут совершенно другие
предприятия.

[4] Американцы ставят себе в заслугу то, что их военные расходы не превышают 4% ВВП, указывая на это небольшое значение. Но, во-первых, этот небольшой процент военных расходов дает большое абсолютное значение, которое, будучи перенесенным на третьи страны, даст уже гораздо большую относительную цифру. Во-вторых, есть еще гонка вооружений, через которую влияние этого "небольшого" процента на мировую экономику еще более усиливается.

[5] Более подробно о государственной политике финансирования создания программного обеспечения смотрите дискуссию Государство и Открытые Исходники".

Комментарии

Коммунизм

На skunk форуме в разделе классовая борьба утверждают (половник)что социализм устарел и что люди ждут коммунизма а не социализм. И что нужно создать сетевую партию в форме партийной коммуны. И она вырастет. Ее рост и будет доказательством реальности коммунизма. Очень похожие на ваши идеи. Утверждается что тотальная уравниловка и есть мера для полного уничтожения денег. Что деньги это тормоз для общественного развития. А каково ваше мнение на реальность уничтожения денег? Не хотят люди старого социализма. Спиваются умирают а все равно не идут за государственниками. Может и вправду пришло время коммуны.

На счет уравниловки не уверен

На счет уравниловки не уверен. Ни социализм, ни коммунизм не связаны с уравниловкой. Известно лишь то, что люди без денег работают эффективнее всего. Дэн Ариели показал это в экспериментах, описанных в его книге "Предсказуемая иррациональность".

На днях попался замечательный рассказ про переход к коммунизму в 1980 г,
который раскрывает суть коммунизма. Коммунизм это не какое-то изобилие, наличие звездолетов - это лишь изменение модели поведения людей, их морали.

Что нужно для изменения морали? Еще один американский автор, Джаред Даймонд, антрополог, эволюционный биолог, живший очень долго среди примитивных племен, раскрывает эту тему в книге "Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке". Оказывается государство появилось, как институт позволяющий решить конфликты людей, с которыми не справилась первобытная мораль и первобытные знания. И он на цифрах показывает, что государство с нашими проблемами справляется все лучше и лучше. Оно же порождает известные проблемы.

Отсюда, на мой взгляд, очевидный вывод. К смене современной морали должно приложить руку государство. Без государственной системы обучения никак. Такой сознательный период перехода к коммунизму есть социализм.